«Перспективы развития цифрового телевидения в России зависят от того, чью программу поддержит Правительство России: Министерства Связи или РТРС»

Телезрители интересуются цифровой перспективой

По мнению Евгении Дмитриевой, корреспондента информационного портала «АКАДО» (Комкор-ТВ), перспективы развития цифрового телевидения в России зависят от того, чью программу поддержит Правительство России: Министерства Связи или РТРС. Эту тему в конце декабря журналист обсуждала с Геннадием Скляром.

В чем разница между программой РТРС и программой Министерства связи?

Министерство информационных технологий и связи считает, что цифровизацию телевидения нужно проводить аналогично тому, как внедрялась мобильная телефония. Вы помните, 15 лет назад появились мобильные телефоны, начали строиться мобильные сети, и все это было новым сегментом рынка. Мы же считаем, что цифровизацию телевидения нужно проводить на существующей государственной структуре, и я объясню почему. Мобильная телефония с самого начала не имела своей инфраструктуры, и поэтому по всей стране строились вышки. Телевизионные вышки в стране есть и они в руках государства.

Второй момент. Это внедрялось, как платная, рыночная, новая и очень интересная услуга. Мы же говорим о том, что государство не должно устраивать сегодня монетизацию существующего бесплатного эфирного телевидения.

Еще один очень важный момент состоит в том, что одновременно существовала и продолжает существовать эфирная и мобильная телефония. В случае же с цифровизацией телевидения, мы должны полностью выключить аналоговые передатчики и полностью заменить их на цифровые. Это означает, что те проблемы, которые стоят перед государством в области цифрового телевидения очень сильно не совпадают с теми алгоритмами, которыми сопровождалось развитие мобильной телефонии.

Правительственная комиссия по развитию телерадиовещания приняла решение, что распределением частот будет заниматься сообщество операторов, почему вам не удалось отстоять свою позицию?

Пока такого решения нет. Еще не решено, кто кроме государства будет этим заниматься. Во-первых, распределением частот будет заниматься недавно созданная служба по надзору во главе с Боярсковым.

Если говорить об РТРС, то наша государственная инфраструктура, которая дана нам в управление, сегодня обслуживает практически все радиопередатчики в стране, и было бы ошибкой предполагать, что завтра ситуация изменится. Большая часть цифровых передатчиков (больше 90%) будет стоять на государственной инфраструктуре.

После перехода на цифру в 2015 году всем придется платить за телевидение? Может ли государство гарантировать бесплатный доступ к федеральным каналам?

Это один из самых острых вопросов. Дело в том, что цифровизацию придумало государство. Оно же взяло соответствующие обязательства перед международными соответствующими структурами о переходе на цифровое вещание к 2015 году. Поэтому государство должно очень аккуратно подходить к этому вопросу. Если человек у себя дома принимает 10 или 15 каналов бесплатно, то завтра не должно получиться такой ситуации, что государство ему говорит: «мы отберем у тебя сколько-то каналов, а оставляем бесплатно только вот эти каналы». Я думаю, что любым человеком это будет воспринято, как ухудшение его жизни. Поэтому нужно, чтобы был соблюден принцип, по которому у человека в любом населенном пункте ситуация по приему бесплатных телевизионных каналов не ухудшится. Хотя есть еще один момент. В одних городах у людей 10-15 бесплатных каналов, а в других всего 5. Такая ситуация может закрепить это неравенство. Я думаю, что эту проблему нужно как-то решать. Должен быть принят социальный стандарт количества и перечня программ, который будет официально утвержден Правительством и будет бесплатно приниматься по всей России.

В Европе на цифру уже полностью перешли Голландия, Финляндия и Швеция в чем причина отставания России?

Мы сейчас наблюдаем, как многие страны Европы и мира ускоренно стараются перейти к эфирному цифровому вещанию. Хотя должен сказать, что все сроки сдвигаются, потому что проблемы, которые выявились в процессе перехода, оказались гораздо серьезнее, чем ожидалось в начале. Уникальность нашей ситуации в том, что мы можем учесть опыт чужих ошибок, чтобы не сделать собственных. Если тщательно проработать все моменты и учесть опыт других, то сам переход можно осуществить за 4-5 лет и выполнить те обязательства, которые стоят перед Россией. Немаловажным является и то, что если мы будем задерживаться по срокам, то на наш рынок придет зарубежное оборудование. Наша промышленность должна получить от Правительства четкие ориентиры на то, какие понадобятся объемы оборудования, какого именно и в какие сроки. Только после этого промышленность начнет осваивать новые технологии. Пока же все находятся в режиме ожидания.

Вы говорите, что цифровое оборудование, в частности телевизионные приставки, будут производиться в России. Готова ли наша промышленность к этому?

Здесь бы я высказался очень осторожно. Что касается телевизионных передатчиков, то можно сказать, что усилия РТРС в этом направлении (а мы заказали и установили на сеть уже более 1000 передатчиков) возродили отечественную промышленность в данном секторе. На цифровые приставки и другое оборудование пока не было серьезных заказов и поэтому отечественная промышленность еще не испытала себя в реальной работе, для нее еще все испытания впереди. Я хорошо знаю разницу между опытным прибором и тем, что можно запускать в производство. Техника должна быть надежной и качественной.

Сколько приставок сейчас производят в России?

Пока это совсем маленькие количества. Сейчас в Калуге мы тестируем 6 моделей приставок для того чтобы понять, какие из них лучше работают и на каких можно потом остановить свой выбор. Понятно одно: те промышленные предприятия, которые сумеют воспользоваться потребностями ранка и удовлетворить запросы государства, те и будут иметь успех.

Что представляет собой российская цифровая приставка?

Она очень похожа на ресивер, который используют в кабельных сетях и сетях НТВ+, только проще и компактнее. Приставка подключается к телевизору и может использоваться как при коллективной, так и при домашней антенне. Прибор не сложен в использовании и достаточно просто устроен. Правда чип, который является базовым элементом приставки, наша радиоэлектронная промышленность пока не выпускает.

Где в России производят приставки?

В Ставрополе, в Москве, есть небольшая сборочная линия в Ингушетии. В России не менее 20 предприятий, которые заявили о том, что готовы производить эту продукцию. Предстоит за короткий промежуток времени выпустить более 50 миллионов приставок, поэтому я думаю, что они будут выпускаться в разных регионах страны.

Эти заводы произведут необходимое количество приставок, чтобы снабдить всю страну?

Если мы говорим о том, что государство выпустит купон, то люди сами будут выбирать, чью приставку им приобрести. Это ответственность и риски предприятия - будут ли и покупать их приставку? Самое главное, государство не должно ничего навязывать. Наихудшим вариантом было бы, если государство, кроме того, что выделило средства для приобретения приставки, еще и навязало негодный прибор. Можно в пример привести опыт в Мордовии. Те китайские приставки, которые были предложены населению, оказались некачественными, что и вызвало недовольство граждан.

Каковы результаты тестовых запусков цифрового вещания в регионах?

Тестовые зоны, выявили, сложные места, на которые нужно обратить особое внимание при переходе на эфирное цифровое вещание. Главный вывод из всех этих опытов заключается в двух вещах. Первое: нужно обеспечить сочленение действующей аналоговой структуры с новыми цифровыми сетями, чтобы не получалось как в Курганской области - включили цифровые передатчики, а возможность приема аналоговых передатчиков исчезла. И второе: государство должно еще раз проработать вопрос, связанный с приобретением приставок населением, ведь, как показывает практика, люди не торопятся их покупать.

Люди будут покупать приставки за собственные деньги?

Даже такая богатая и либеральная ст

Все новости